«Летописи Сельца»

Раздел: 

В 2005-2006 гг. в сельских клубах Брагинского района проходила программа «Летопись моей деревни». В рамках этой программы Татьяна Семёновна Рак, которая 15 лет проработала заведующей Селецким клубом, на протяжении двух лет собирала воспоминания местных жителей, чтобы составить «Летописи Сельца».

Орфография и пунктуация воспоминаний сохранены.

Ходат Евгения Семёновна 1918 г.р.

«Природа раньше была другая. Речка Брагинка была разливная. Было много птицы, ходили собирали яйца. Кошами ловили рыбу: вьюнов, раков было много. Сено гребли на болоте, воды было по колено. На бувче гнали лес по реке, чтобы строить дома. В церкви служил батюшка Офонский. Его дочки Лиля и Оля ходили с нами гулять.

Хорошие семьи, хозяев кулачили и ссылали: Кравченко Андрей, Журов Михаил с женой Екатериной, Петренка Фатима, Бут Пётр, Левкович с семьёй. То было такое время.

Церковь Селецкая сделана из хат раскулаченных людей (на месте церкви было селище). Церковная пристройка из хаты Журовых.»

Журова Галина Александровна

«Бабушка  Екатерина Ивановна была замужем за Журовым Михаилом Федосеевичем. На месте его дома была оборудована церковь.

Во время коллективизации семья была раскулачена, т.к. у неё была своя мельница. 14 марта 1930г. семью сослали в г.Котлас.  Екатерина вместе с сыном Александром сбежала с поезда. В 30-е года был голод. Бабушка второй раз вышла замуж за Рака Иллариона Харитоновича. Когда из ссылки вернулся Михаил, у Екатерины было уже двое детей от второго брака…  Михаил женился второй раз на круглой сироте Екатерине из Брянской области. У них было двое детей. Связи между семьями поддерживали.

Екатерина была рукодельницей. На выставке ВДНХ в г. Минске бабушка получила за ткачество Диплом 1-й степени.»

Радченко Николай Фёдорович 1924 г.р.

«Родился 21 ноября 1924 г. в деревне Петрицкое Брагинского р-на. На родине писателя М. Рохитного. Кончил 7 классов Петрицкой школы. Отправили на 3-х месячные курсы учительские при облано. По окончании учительствовал в Новогреблянской школе…

Известие о начале войны встретил дома, в Петрицком. Началась демобилизация мужчин 1922 г.р. Плач, причитания женщин. А их, подростков, организовали в истребительный батальон при Комаровском с/совете, чтобы ловить шпионов и диверсантов.

В августе 1941 р-н оккупировали немцы, но в деревне их не было. 4 июля, на Ушесце, в деревню Петрицкое пришли каратели. Староса объявил с ценными вещами собраться в школе. Все думали, что будут жечь, убивать, поэтому подростки убежали в лес, т.к знали все тропки-дорожки. А каратели выстроили всех посемейно и огласили, что даруют жизнь, но, чтобы из деревни все ушли. А деревни Лубенки и Комонов сожгли. Петрицкое оставили, но сказали уйти. Жили по соседним деревням - Селец, Тельман.

Освободили в ноябре 1943г. Нас всех, кому исполнилось 18 лет мобилизовали. Попал служить в связь. Шли до Кобрина, освобождал Белоруссию, Польшу, Прибалтику.

Вислу форсировали по льду зимой 1944г., можно сказать, с наименьшими потерями. В Польше люди встречали хорошо, только не любили, когда заговаривали о колхозах. Основной преградой на подступах к Берлину был Одер. Шли сильные кровопролитные бои. 18 апреля переправлялись на лодках, очень много погибло людей. Здесь я получил медаль «За боевые заслуги». Берлин прошли стороной, но видели: он весь в руинах. Видел и Брандербургские ворота. День победы встретил в деревне немецкой. Если бы знал, что нужно будет, то запомнил бы в какой. Перевели в г. Шверин, где служил ещё до 1947г. В батальоне связи. В марте 1947г. демобилизовался.

Пошёл учительствовать, заочно окончил педучилище Мозырское. Работал в Малейках с 1955г. В Сельце заведовал начальной школой. 45 лет учительского стажа, 4 детей, 4 внуков, 2 правнучки»

Радченко Григорий Емельянович 1925 г.р.

«Родился в 1925 г. в деревне Селец. Окончил Малейковскую среднюю школу. Войну встретил в Заполярьи. Прошёл Польшу, Чехославакию. Победу встретил на госпитальной койке. Демобилизовался в конце 1945 г. В колхозе встретил красавицу Таню. Вырастил с ней 4-х сыновей, дождался внуков и правнуков.»

Семейная легенда:

«Отец в гражданскую войну полюбил австрийскую девушку. Но как ему уговорить её пойти замуж за бедного крестьянского парня в деревню? Он говорит: «У меня 2-х этажный кирпичный дом, две лавки, в какой хочешь будешь работать». Та согласилась. Приехала. Вот лавки - деревянные услоны вдоль стены, а двухэтажный дом -  печка в хате…»

Масульская Лидия Григорьевна 1929г.р.

«В деревне Городище проживали богатые люди. У хозяев было много земли, земля урожайная. Люди тут считались зажиточные, называли их «шляхтой». В давние времена хлопцы не сватали девок из Сельца, т.к. они были беднее. Земли там были песчаные, люди жили беднее чем в Городище.

Городищане прислуживали у пана Потона. Мой отец служил у пана на конях, возил доктора. А сельчане служили у попов. Т.к. там были церковь, монастырь и сады поповские.

Тельман – это  двор Городище, там было панское поместье, а сами тельманцы заселились из малейковского посёлка. Фамилии з Городища: Рогачевский, Кораткевич, Мачульский, Чекан…»

В Сельце, где сейчас памятник, били алей у жыда . Мы малыми под ворота лазили, ели макуху.»

Радченко Екатерина Николаевна 1935г.р.

«Родилась и выросла в деревне Тэльман. Достопримечательность Тэльмана – это парк (панский парк). А какой был чистый парк ни травиночки не было... Стена была высокая типа забора. Она начиналась от панского сада и шла по направлению на Брагин. Дом панский стоял выше стены. После революции в этом доме жило много семей. Дом очень красивый. Внутри был деревянный обложенный кирпичом. Была большая веранда, такого размера как дом. Дом стоял на белых круглых столбах. Дом с верандой был под одной крышей. Выход был к реке к парку. Возле дома, где был старый клуб, было подсобное помещение с подвалами, после революции там тоже жили семьи. А дом в котором я росла – это была конюшня. Мой отец Делец Николай Сидорович 10 лет до 1941г. был председателем коммуны «Надзея». После войны председателем был Родченко Антон Иванович».

Петренко

«Баба и дед из деревни Селец были раскулачены. У них забрали всё имущество, но не сослали. Бабушка упала на колени и стала просить, чтобы их оставили, то коммунисты простили, и они остались жить в Сельце».

Борисенко Ольга Петровна (из воспоминаний её матери)

«Были кресты на перекрёстках. Церковь была где клуб. Там где сейчас церковь – была жилая хата. Когда раскулачили жителя этого дома, то сделали клуб, а в войну стала церковь. Деревня раньше была в низине за огородами улицы Советской. Рассказывали старые люди, что при Екатерине была чума и деревню спалили дотла, теперь в огороде выкапывают черепки. Люди селецкие были богатые и сюда приходили старцы, просили есть. Была поповщина и жили тут монахи.

Престольный праздник Спас. Отовсюду ехали возы, везли в церковь светить яблоки. А ещё на Казанскую съезжались поломники и батюшки носили вокруг церкви икону Богоматери.

На пасху тоже съзжались люди. Церковь была после войны только в Сельце, везде разрушили коммунисты.»